Инвестиции в России надолго ушли в «красную зону»

Инвестиции в России надолго ушли в «красную зону», усугубляя спад экономики и усиливая технологическое отставание страны. Падение спроса делает бессмысленными инвестиции в расширение производства, а вкладываться в модернизацию в расчете на будущий рост сейчас слишком рискованно.

Непросто думать о высоком, когда в данных Росстата натыкаешься на оценку сокращения инвестиций в гостиницы и рестораны в первом полугодии 2015-го на 72,6% к аналогичному периоду 2014-го и на 38,7% — 2013 года. А если отвлечься от мыслей о еде и ненавязчивом сервисе, в статистике инвестиций можно найти немало поводов и для почти экзистенциальной тоски.

Как отмечается в докладе аналитического центра при правительстве РФ «Динамика инвестиционной активности в условиях спада экономики России», около четверти мирового ВВП «тратится на обеспечение будущего экономического роста». В 2014 году в развитых странах на инвестиции направлялось 20-21% ВВП; в развивающихся, без учета Китая,— 24% (в КНР, по данным МВФ,— 46,4%). В России — 20%. По сути, с начала 2000-х норма накопления основного капитала в РФ «в среднем соответствует уровню развитых стран» — но этого, указывают авторы доклада, «недостаточно для модернизации».

Дальше будет хуже. Во-первых, МВФ прогнозирует, что по итогам 2015 года доля инвестиций в ВВП у нас снизится до 18,7%, а в 2016-2017-м не превысит 18,1%. Во-вторых, сложившаяся структура инвестиций только усиливает сомнения в возможности модернизации. В докладе аналитического центра подчеркивается, что с 2010 года фокус инвестиционной активности сместился в сторону добывающих производств, хотя еще десять лет назад обработка занимала большую долю в валовом объеме инвестиций.

В 2014 году общий объем инвестиций снизился на 2,7%, в том числе в обрабатывающие производства — на 1,6%, а в добыче полезных ископаемых сохранялся рост (5,9%). В 2015-м спад еще глубже (за январь—август, по оценке Росстата,— минус 6%; в августе, год к году,— минус 6,8%), но тенденция та же. Разбивка по отраслям (пока есть только для первого полугодия) показывает рост инвестиций в добычу полезных ископаемых на 9,6%, в том числе топливно-энергетических — на 10,8%. Вложения же в обработку сжались на 5,9%, что «может негативно отразиться на процессе импортозамещения».

«На будущие проблемы — нехватку технологий» (вполне ощутимые и сейчас) указывает и снижение доли инвестиций в машины и оборудование. В 2005-2014 годах она сократилась с 41% до 36%, в 2014-м вложения в этот вид основных фондов уменьшились сразу на 10%, «вернувшись почти на уровень 2008 года». Правда, в 2015-м опережающее падение прекратилось. Сейчас «данный вид инвестиций падает темпами, аналогичными спаду валовых инвестиций», говорит эксперт аналитического центра Александр Голяшев: по итогам первого полугодия доля вложений в машины, оборудование и транспортные средства осталась практически на уровне первого полугодия 2014-го, 34,2% против 34,3% (для справки: в первой половине 2013-го — 37%). Словом, надежд на «повышение производительности труда и эффективности производства» в таких условиях остается немного.

Привычка к спаду

Приведенных данных достаточно, чтобы представить себе будущее России как сырьевой державы, постепенно отстающей от других стран во всех прочих отношениях. Но, возможно, сырьевая направленность российской экономики в подобных прогнозах несколько преувеличена. По крайней мере, длительное изменение отраслевой структуры инвестиций не подтолкнуло пока топливно-энергетический сектор к бурному росту. За январь—август 2015 года добыча нефти выросла, по данным Росстата, всего на 1,4%, а добыча природного газа — сократилась на 6,3%. Некоторым исключением стала добыча попутного газа — плюс 10,3%,— но в абсолютном выражении ее объемы невелики.
К сожалению, наращивание инвестиций в добычу полезных ископаемых скорее отражает факт удорожания добычи из-за начала разработки сложных месторождений, работ на труднодоступных участках. Рост инвестиций необходим для того, чтобы просто поддерживать объемы»,— говоритруководитель направления реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников. Он обращает внимание на сектора, «которые показывают рост еще по динамике выпуска — и в предшествующий период, и сейчас» — в этом случае рост инвестиций, скорее всего, действительно носит «импортозамещающий характер.
По словам Сальникова, об «импортозамещающих инвестициях» можно говорить прежде всего в химическом производстве и производстве резиновых и пластмассовых изделий: «Химия — вообще лидер последних лет, потенциал импортозамещения в этом секторе огромен, оно как десять лет назад стартовало, так и идет»,— подчеркивает Владимир Сальников. В этой же группе отраслей — производство кожи и обуви. «За последнее время оформились компании, которые начали нормально отшивать обувь здесь, в России. Вероятно, отечественные производители нашли нишу, в которой чувствуют себя хорошо, и девальвация пошла им на пользу,— полагает он.— Хотя вряд ли там на самом деле почти двукратный рост инвестиций, потому что производства небольшие, а выборка у Росстата маленькая, но в этом сегменте инвестиции росли и в предыдущие годы, так что, видимо, процесс идет». Наконец, следует упомянуть машиностроение, где рост инвестиций может быть связан с госзаказом, в том числе с оборонным.
Непонятно, насколько его учитывает Росстат,— оговаривается Сальников,— но можно выдвинуть гипотезу, что оборонка сыграла свою роль.
Статистика по источникам инвестиций подтверждает повышение роли бюджетных средств, указывает Александр Голяшев. В первом полугодии 2015-го «сильное падение продемонстрировали почти все внешние источники финансирования: кредиты банков упали на 20%, займы других организаций — на 26%, средства вышестоящих структур — на 23%». Объем бюджетных средств «сократился лишь на 4%, да и то за счет региональных бюджетов» (минус 15%), «в то время как финансирование из федерального бюджета выросло на 6%» год к году. Неудивительно, что опросы ИЭП им. Е. Т. Гайдара показывают положительный баланс инвестиционных планов у госпредприятий (23,48 в сентябре), тогда как частные компании испытывают пессимизм (общий индекс — минус 17).

Заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП Сергей Цухло напоминает: более детальное июньское исследование показало, что главным препятствием для наращивания инвестиций предприятия считают высокие цены на оборудование (56%), и, поскольку «существенная часть необходимого оборудования» на территории страны не производится, можно предположить, что последняя волна девальвации усилила значение этого фактора. Банковские кредиты также не стали доступнее: снижение ставок (на 1 п. п. в августе и на 0,3 п. п. в сентябре) было с лихвой компенсировано ужесточением условий выдачи. И главное, не прояснилась макроэкономическая ситуация. А падение спроса заставило компании умерить амбиции: фактические (упавшие на 6%) объемы инвестиций устраивают 52% предприятий.
Нет ничего страшного, что инвестиции не растут. Когда есть незагруженные мощности, инвестиции не нужны. Это жесткий расчет,— говорит замдиректора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов.— Можно говорить, что у нас мощности изношены, нам надо развиваться, инвестиции важны для модернизации,— но это все красивые слова. Если бы была ситуация более определенная, можно было бы на будущее работать. Если бы у нас был экономический рост, инвестиции бы были. А сейчас зачем? Когда неизвестно, что будет. Можно и потерпеть.

Рамблер



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.