Чтобы сидеть и ничего не делать, Вы должны сидеть очень, очень высоко