Когда речь идет о чужих грехах, мы — судьи.