«Мы бились за Знарка, за наши семьи, за всю Россию»